Добавить в друзья

Инфо

  • Дата регистрации: 02.06.2006
  • ФИО: Екатерина
  • День рождения: 11.11.1979
  • Пол: женский
  • Регион проживания: Россия, Московская область, Москва
  • Образование: высшее
  • URL: http://www.skgorizont.ru

О себе

Время как хороший ластик – стирает из памяти почти все, даже то, что хотелось бы сохранить. Я счастлива, что пока память моя еще хранит мою первую встречу с Мишаней. Пока я помню все, что и как было в то самое мгновение, когда кроха родился.. помню даже, где стояли врачи, акушерка, «штопальщик».. Я счастлива, что пока еще помню, как все начиналось.
Лет с 15 я знала, что хочу детей. Очень отстраненно, не понимая, что это такое, не отдавая себе отчета в том, что растить ребенка – не только совместные игры, прогулки, чтение интересных книжек с красивыми картинками, совместные велосипеды/лыжи, просмотр мультиков и передачи «В мире животных», но еще и титанический труд. Все это я поняла, много позже, в 26, когда родила, осознала и ощутила на собственной шкуре. А тогда, в 15, я просто хотела, и как-то мечталось мне это легко и светло. В те же 15 узнала я, что даже врачи говорят о чуде, когда сами не могут ничего сделать. Сейчас я понимаю, что слова той тети-доктора были всего лишь словами, но я ей верила, и верила я в то, что «если ты, деточка, забеременеешь сама, это будет просто чудом».
Спустя уже энное количество лет я встретила своего единственного, половинку, как говорят. Средства контрацепции мной не употреблялись, потому что я действительно не могла забеременеть в течение нескольких лет. Я знала, что мой тогда еще неМуж, любит меня, к возможному появлению детей отнесется с радостью и вообще мы планировали жениться. Я лечилась (якобы от бесплодия). Сначала у одного врача, потом у другого, потом у третьего. И ничего. Я опустила руки и отпустила эту проблему с мыслью о том, что всему свое время. Напланировала себе море поездок, развлечений, экстремальных путешествий.

И тут пришло чудо. Звали чудо Алексей Александрович Пищулин. Через 2 месяца после моего первого появления в кабинете этого уже очень пожилого врача я узнала, что беременна. Купила 2 теста «просто так». Ну и что, что на тренировках чувствую себя тяжелой, ну и что, что на занятиях танцами голова кружится. Месячных нет? Так они и так, когда хотят, тогда и появляются.
Первый тест вечером – 2 полоски. Сколько? Точно 2 полоски – это беременность, может, в этом тесте все наоборот?... Нет, не наоборот. Дурацкий тест, завтра еще один сделаю.
Утро. Второй тест. Руки потряхивает. 2 полоски. 2! Полоски! Неужели? Не может быть… Этого не может быть, просто потому, что этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. На меня обрушилось цунами мыслей, ощущений, эмоций, переживаний. Внутри бушевал океан – волны сшибались, разлетались на брызги, ломали растущие на берегу, так старательно высаженные деревья, выворачивали уложенные в нужном порядке камни… Как же так? Как же мой скалолазный Крым? Как я пойду беременная в горы? Что будет с моими танцами? Моя только начавшая набирать силу карьера? Все покатилось в Тартарары.
Вместо работы я побежала на УЗИ – мне надо было быть уверенной в своей беременности, чтобы у своего чудесного врача узнать, не повредили ли лекарства, которые я принимала, моему малышу. Врач-узист задала вопрос, из которого все сразу стало ясно: «Как Вы относитесь к беременности?» Я засмеялась. Мои рухнувшие планы остались руинами в том утре. «У Вас мааааленькая такая беременность, недельки 3» - и она тоже засмеялась. Лекарства не повредили малышу. В тот день, 4 апреля 2006 года, я в последний раз видела того чудо-врача, на столе у которого лежала толстенная стопка фотографий «его» детей и даже уже одного «внука», эти фотографии приносили счастливые «новые» мамы - в августе того же года он умер, я не успела принести ему еще одну фотографию «его» ребенка. До сих пор помню, как он медленно, сгорбившись, уходил по коридору в свой кабинет, я помню его спину в белом халате. Так бывает в кино.

Последующие несколько недель меня накрывало то волной отчаяния, то стихийным счастьем. Я никак не могла поверить, что я действительно беременна. Однажды утром я проснулась и подумала: «Приснится же такое – я беременная» - и тут же обрушилось понимание, что это не сон, в голову начали лезть мысли о ненужности происходящего, мне было очень-очень плохо. Я боялась, что эти противоречия никогда не уйдут, что я буду и дальше с ними жить, и страдать от этого. Я никому не говорила о том, что я переживаю – ни будущему мужу (мы как раз готовились к свадьбе, когда я узнала о беременности, правда, свадьбу все равно пришлось перенести на пораньше), ни маме, ни подругам, ни сестре. Никому.

Я пришла на очередное плановое УЗИ. Врач начала считать: «Вот у малыша 2 ручки, вот ножки, 2, не волнуйтесь, мамочка, 2 ножки, глазки. Вот послушайте, как сердечко бьется!». Сердечко бьется… ВО МНЕ БЬЕТСЯ 2 СЕРДЦА! Спасибо той узистке – она «включила» во мне маму. Больше противоречий во мне не было. Я была счастливой, беременной, почти замужней.

Будучи на сроке 4 месяцев я решила поехать в Питер, к подруге на День Рождения. Поехали вдвоем с давнишней, еще со школы, подружкой. Помимо Питера и Дня Рождения было решено попасть в Выборг, благо дача с Днем Рождением была на полпути от Питера до Выборга. Кстати, место, где была дача – чумовое. Карельский перешеек. В лесу морошка, черника, голубика и (о, ужас!) гигантские муравьи. В 3 минутах от домика – озеро в окружении сосен и елей – вода гладкая, темная, холодная. Акустика – как в зале Консерватории. Такой мир и покой на этом озере, что мурашки по телу. Ну так вот, отпраздновав ДР, встали с подругой в 5 утра, чтобы на 6 часовом поезде уехать в Выборг. Эта ж/д ветка одноколейная, ходят поезда годов 30-х прошлого века. Никогда на таких не ездила. Сидели и всю дорогу глазели в окно, как в далекие школьные годы, когда ездили классами в разные дальние поездки. Выборг очаровал и расстроил, парк Монрепо подарил купание и отдых. Замок, колокольня, везде побывали, отовсюду посмотрели, устали страшно. Вечером вернулись в Питер на автобусе. Поездка по единодушному мнению удалась на 5 баллов. Чуть не забыла – в поезде Москва-Питер я почувствовала, как внутри потянулся-развернулся малыш – как цветочек распустился. С того дня он ежедневно давал мне знать о себе.

На сроке 21 неделя заболела спина. Очень. До невозможности. Пошла в ЖК. Врач постучала пальцами по спине: «Пиелонефрит. Звони своим, пусть привозят вещи, поедешь в больницу». А у меня дел по горло – в милицию на следующий день ехать, машину перерегистрировать, на работе встреча и прочее. Не могу, говорю. "Приходи",- говорит- "завтра к 10 утра. Иначе домой за тобой машину пришлю". Согласилась. Думаю, хоть с утра в милицию успею смотаться. Ночью проснулась от страшной боли. Посидела полчаса, помассировала сама себе спину – не отпускает. Бужу мужа: «Жень, болит – не могу, помассируй, у меня уже и голова болит». Проходит еще минут 15, все хуже и хуже. Приехала скорая. Я уже в полуобморочном состоянии. Забрали. Везут. У меня озноб, трясет. Жутко холодно. Привезли. С трудом отвечаю на простые вопросы. Зачем-то побрили. Привели в палату. Все беременные. Ставят капельницы, делают уколы. Днем стало лучше. Ночью новый приступ. Встать не могу, слезы текут самопроизвольно. Снова уколы. Соседки по палате смотрят на меня со страхом и жалостью. В 2 часа ночи меня начинают куда-то собирать. «Куда?». В соседний корпус. Перевели. Шла сама, ножками, несмотря на то, что и стоять могла с трудом. Привели в приемное отделение – на банкетках спят пьяные побитые бомжи. Мне по фиг. Мне очень плохо. Меня просят подождать. Из соседнего кабинета выходит квадратная стриженая ежиком блондинка в квадратных очках: «Иваноооооов! Кто здесь Иванов?» Громовым басом вопрошает она. Никто не отзывается. Взгляд ее падает на мужика, мирно сопящего на соседней банкетке: «Вот ты где! Вставаааай!» Мужик не реагирует. «Вставай, тебе говорю!» - квадратная женщина своей квадратной ручкой с колечками на квадратных коротеньких пальчиках хватает мужика за нос и делает ему свирепую «сливку». Коридор оглашается пьяным воплем и через минуту банкетка рядом со мной стоит пустой. Меня перевели в отделение урологии. На одном этаже и мужское и женское отделения. Сначала шокировал вид пожилого Аполлона в махровом халате до колен, из-под которого торчала трубка катетера, потом привыкла. Аполлон держал трубку в руке и помахивал очень непринужденно литровой бутылкой из-под кока-колы, прикрепленной к другому концу катетера. Бутылка на четверть была заполнена мочой.. Капельницы, уколы. Капельницы, уколы. В локтевой сгиб уже не колют – сплошной синяк. Колют в вены на кисти. В больнице я провалялась 10 дней. Со мной все в порядке, с малышом, к моему счастью, тоже. Это мой первый визит в больницу. Тогда же подумалось, что я сделаю все, чтобы больше в больницы не попадать (за исключением роддомов).
Мой муж очень хотел мальчика. А в моей семье всегда рождались только девочки, поэтому я думала сначала, что будет девочка. УЗИ долго не показывало, кто ж такой во мне живет – пацан или леди. И как-то раз коллега по работе сказала: «А ты у него у самого спроси, может, ответит». Почему бы и нет, подумала я. Малыш уже вовсю толкался, пинался, «высказывал» свое отношение к происходящему. И вот вечером я положила руку на живот: «Малыш, привет. Мне очень нужно знать, кто ты? Мальчик или девочка? Как мне к тебе обращаться – малышка или малыш? Зайчик или ласточка? Давай, если ты мальчик, ты сильно толкнешь меня, прям сейчас, а если девочка – будешь лежать спокойно. Хорошо? Начали!» Я затаила дыхание и БАЦ! Получила пинок изнутри. «Спасибо, малыш». С того момента я знала, что у меня будет сын.
Еще я своими глазами увидела, что не только жабы могут раздуваться. Люди (мужчины, по крайней мере) тоже могут. От гордости. Муж пошел со мной на УЗИ. «Ну что же вы, папочка с мамочкой, не видите? Вот смотрите – пиписька, мошонка». «Мальчик, что-ли?». Врач только хмыкнул утвердительно. И вот тут я увидела, как мужа раздувает от гордости и счастья!

Я долго искала роддом. Мама моей подруги - врач, и ей очень хотелось мне помочь и найти мне хорошего врача. Но почему-то ничего не получалось. Один роддом закрывался на мойку, в другом я даже не смогла дойти до нужного врача, отправили к другому, и он, грустно глядя на меня влажными глазами, озвучил мне ту цифру, которая позволит мне очутиться в их заведении, третий роддом тоже почему-то закрывался на мойку. И совершенно случайно, благодаря еще одной моей подруге (о ней, кстати, тоже обязательно надо упомянуть), я нашла того самого врача, единственного, который и принял у меня роды. К слову сказать, в поисках нужного мне роддома я объездила все концы Москвы, а он оказался в 15 минутах езды от дома.. Так вот, моего врача зовут Дмитрий Палыч. Лет 35. Блондин. Модная стрижка. Стильные очки. Дорогие часы.
О подруге, которая врача сосватала. Тоже из школы. Только первой. Когда-то чуть ли не лучшая подруга. Отношения разорвались внезапно. По-детски. Не суть. Периодически, после моего перехода в другую школу, созванивались, встречались. И каждый раз оказывалось, что мы были в одном месте с разницей в 2 недели, увлеклись одновременно фотографией и купили по фотоаппарату (тоже с небольшой разницей) ну и прочее. Я на 8 месяце беременности. Иду в ЖК. Навстречу Ирка. «Привет.. А что это ты тут делаешь?». Она мне: «Ну, как что? Вот (показывая на гигантское пузо, которое я поначалу в темноте не разглядела за зимней одеждой) – уже почти 9 месяцев. А ты?» «Уже почти 9 месяцев». ПДР у нее - 25.11, у меня – 26.11.
Мы ходили на курсы подготовки к родам. Иногда с мужем. Чаще я одна. Я рада, что я там была. Меня научили дышать и приказали (:)) ходить в родах – это единственное, что мне пригодилось. Один раз нам показали видеозапись - тазовое предлежание, тяжелые роды, хэппи-энд. Тогда я подумала: «Как бы сделать так, чтобы не рожать, а ребенок бы был?». Тогда же я поняла, что видеть мужа на родах я не хочу. Слишком он у меня умный, а я чертовски не люблю, когда меня «учат». Благо, он тоже не испытывал такого желания.
Практически до дня родов я ездила на машине. Родные ругались. Я не могла отказаться от своего любимого средства передвижения.
Осень в том году стояла чудесная – золотая. Нет, она была разноцветной! Желтой, красной, оранжевой, рыжей… И такой солнечной, что казалась золотой. Я гуляла в ближайшем лесу. Это было неописуемо.
С ноября месяца я жила на «ПакетахВРоддом» - на каждом осмотре мне говорили, что могу хоть сейчас родить. Но прошла ПДР, прошла еще неделя. Было слякотно, промозгло, выпавший было снег, стаял. Зимы не было. Зимой и снегом я наслаждалась по телевизору – шел чемпионат не помню уже чего – то-ли мира, то-ли Европы – по биатлону. Море эмоций, азарт, переживания, крики-вопли – мы с мужем болели активно, ежедневно. 8 декабря Ирке сделали кесарево, завтра, в пятницу, мне ехать на плановый осмотр. Скорей всего положат - ждать уже нельзя. Мне очень не хочется – хочется быть дома. Ночью снится сон – 2 лыжи вид сверху, классический ход, мелькают палки, снег, мокрый, липкий. Винтовка шлепает сзади по попе. Тяжело, но я знаю свой счет (откуда в биатлоне счет?!) – 4.11. И я знаю, что этот счет – хорош. На очередном толчке палками открываю глаза – передо мной электронный будильник, показывает время – 4.11. Толчок. 4.20 – толчок. 4.28 – толчок. Толчок, толчок, толчок :) Я рожаю! В 6 утра разбудила мужа: «Женечка, пора». Муж вскочил, засуетился: «Вставай! Нет, лежи. Где сумки?» Успокоила, лишний раз порадовалась, что не поехали рожать вместе. Заглядывает в глаза, спрашивает: «Ты как?» В порядке я. Муж молодец - держался молодцом, хотя и видно было, что страшно нервничает. Сходила в душ, почему-то с твердым пониманием, что вот такого спокойного душа у меня в ближайшие месяцы не будет. Позвонили врачу – «Жду!» - что еще мог сказать этот мужественный красавец?! В 8 часов приехали в роддом. Все сумки ушли в снежную пелену вместе с поспешно удаляющимся мужем – ничего не разрешили оставить. Я осталась в шлепанцах и местной ночнушке размера XL, сваливающейся через мои XS ные плечики на пол. Было очень холодно. В моем родблоке у меня не было связи с миром, кроме окна – настенные часы остановились, телефон остался в сумке. За окном в утренних сумерках тихо шел снег. Иногда ко мне заходили врач, акушерка. У них была пересменка. Заходили, участливо спрашивали «Как Вы?». Я отвечала: «все хорошо». Они загадочно улыбались и переспрашивали: «Правда?». Потом пришла акушерка, молодая девушка, с рыжими волосами и ярко-синими глазами. Лучезарно мне улыбаясь, ласково бормоча что-то вроде «голубоглазенькая ты моя», лихо проколола пузырь – из меня полилось. До этого момента я лелеяла мысль, что если вот ЭТО роды, то я на курорте, а все, кто говорит, что рожать очень больно – истерички с низким болевым порогом. Как только пузырь прокололи, я поняла, что просто так не отскочу, и окажусь в рядах тех самых истеричек, которых я клеймила позором еще несколько минут назад… Я ходила, дышала, скулила песенки, которые сразу почему-то забылись. Роды начали напоминать снежный ком – по нарастающей, быстрей и быстрей. К 12 дня открытие было незначительным. Мне становилось все хреновей и хреновей. Пришел анестезиолог. Встретила я его сдавленным «здрассте» из коленно-локтевой позиции, задницей к двери, и последующим «Подождите, пожалста, у меня тут схватка…». Мужик, скрестив руки на груди, хладнокровно наблюдал за моим напряженным сопением роженицы, пока меня не отпустило. Решили делать эпидуральную анестезию. Я отказывалась, но он убедил меня в безопасности. На эпидуралке я проспала час. Проснулась от схваток около 3 часов дня. И все понеслось по новой, только гораздо активней. Роды брали свое за час отдыха. Не знаю, сколько прошло времени, схватки стали чаще, сильнее, я робко спросила: «может, кесарево?», на что услышала «ты что, сбрендила? Ты сама замечательно рожаешь!». Не орать больше не было сил – в соседних блоках кричали, надрывались, я напряженно сопела и изредка просила воды, я завидовала орущим, но, твердо усвоив, что крики в родах только мешают, терпела. Несколько раз мне казалось, что начались потуги и я вежливо просила пожалуйста подойти, потому что у меня, кажется, потугииииии… Это оказывались не они и я снова оставалась одна. Может, это и хорошо – в редкие минуты затишья я могла корчить рожи самой себе, разговаривать сама с собой и ругаться матом тоже на саму себя. Наконец ко мне пришла акушерка и уже больше от меня не отходила, начала со мной тренировать потуги, которых все не было. В какой-то момент акушерка сказала: «Вставай, идем на кресло». Я уж не помню, как я слезла, как залезла на это высоченное кресло, видимо, летела, потому что понимала, что вот оно – еще чуть-чуть и это закончится. Потуга, еще и еще. У меня ничего не получается. Акушерка вздыхает и говорит: «Ну что ж, давай еще пару схваток потерпим, и еще попробуем». Пары схваток хватило бы для того, чтобы я своим воплем разнесла роддом в клочки. «Нет, давайте прям сейчас попробуем еще раз» - акушерка удивилась такой твердости в голосе и согласилась. Со следующей потуги все пошло как надо. Еще и еще, потом у меня долго болели зубы, так я сжимала челюсти, и руки – как после тренировки. И как-то внезапно в руках у акушерки появился человечек серенького цвета – видимо, от усталости вокруг меня все было черно-белым. Он разевал рот и пытался кричать. «Мой?» Глупый вопрос – чей же еще? Все. Я выдохнула, закрыла глаза, лежала и слушала, как мой заинька, мой Мишутонька, моя ласточка и кровиночка, солнышко и травиночка, облачко и птенчик здоровался с миром и протестовал против внезапных новшеств. Я открыла глаза – сын лежал крепко и красиво спеленатый (у меня никогда так не и получилось его спеленать) на пеленальном столике лицом ко мне, и я видела, что он УЛЫБАЕТСЯ! Я улыбалась вместе с ним.

Я считала дни до выписки. Мишка в норме. Я тоже. На третий день выскочила простуда на губе. У меня всегда так – сильно нервничаю, и на следующий день вылезает простуда. Медсестра сказала, что если врачи увидят – переведут в инфекционное отделение и будем мы там с Мишкой валяться еще неделю. Не знаю, как у других, но я после родов стала вообще невменяемой – очень глупой, заторможенной и не понимающей шуток. Муж говорил, что во время беременности я могла хохотать, даже если мне пальчик покажут, и заливалась так, что он боялся, как бы я не родила раньше срока, но после родов хохотунчик вырубило – я ему так и говорила: «Женечка, я понимаю, что ты шутишь, но мне вот ну совсем не смешно». Я не понимала шуток дней 10. Так вот, начиная с третьего дня я с врачами общалась, стоя к ним боком, чтобы они не заметили простуду. Я так боялась, что меня на лишний день оставят в роддоме, что на меня накатила депрессия со слезами и чуть ли не истерикой. И вот стою я такая все распрекрасная – в ночнушке 54 размера, сколотой на груди булавкой, чтобы не падала на пол, а из нее все равно все вываливается, потому что сиськи из размера А стали размером С, но даже они до размера рубашечки не дотягвали, с простудой на губе, в слезах и соплях, размазанных по лицу, нечесаная, босиком на полу, собираю сумку домой! Бормочу что-то себе под нос. И тут входит Дмитрий Палыч (он вообще о своих пациентках заботится очень – мне вот передачи носил во внеурочное время, муж или мама привозили, когда могли, а он забирал и приносил, во какой расчудесный врач) со словами: «Ну, как дела, красавица моя?» (это он ко мне обращался). Меня прорвало – ревела у него на груди, вытирая сопли о его белоснежный, пахнущий офигительной туалетной водой, халат. А он ведь еще и успокаивал. И по голове гладил.

Пеленать у меня нормально так и не получилось. Тем, кто не знал, что я боюсь сломать ребенку ноги и руки в процессе пеленания, я говорила, что ратую за свободное пеленание (ребенок через минуту после завершения пеленания оказывался в мешке из пеленки). Пеленали Мишу, когда были дома, моя мама и Женя.

P.S. Сегодня Мише исполняется 3 года. Последний перл из нашей коллекции: «Бабушка – жена дедушки, а дедушка – бабушкин ЖИН!». Мы отмечаем его День Рождения тихо. Подарков много. Дедушка счастлив – он всю жизнь ждал сначала брата – не дождался, потом сына – тоже не дождался, потом внука. Бабушки умиляются и учат меня жить. Муж продолжает меня любить, и все сильнее и сильнее любит сына. Вообще, замечаю, что любовь к сыну и у меня, и у Жени растет вместе с Мишкой. Моя сестра, по совместительству крестная Мишки, все пытается отловить крестничка и затискать до полусмерти, как когда-то тискала младшую сестру, меня, т.е., крестник сопротивляется. Маняша, моя племянница, Мишина принцесса, жалуется, что Миша ее целовал, и они упали. Я счастливый человек – у меня молодые и здоровые родители, у меня любимая сестра со своим суперским мужем и моей единственной лапочкой-племянницей, и у меня мой единственный, любимейший муж и мой самый лучший, самый любимый сын.

Счётчики

посещений посетителей
Всего c 02.06.2006:
1221
1027
За февраль:
12
12

Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2018, 7я.ру, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35954.

АЛП-Медиа, 7ya@alp.ru, http://www.7ya.ru/

Перепечатка сообщений из конференций запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих сообщений. Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Права авторов и издателя защищены. Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.

23.02.2018 19:28:41

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!