Каштанка
(kmf12)

https://club.7ya.ru/kmf12/ ЧаВо по регистрации

Каштанка
Добавить в друзья

Инфо

  • Дата регистрации: 11.03.2003
  • ФИО: Карина
  • День рождения: 12.10.*
  • Пол: женский
  • Регион проживания: Россия, Московская область, Москва
  • Образование: Высшее экономическое
  • Профессия: Маркетолог-аналитик

Популярность ЧаВо по регистрации
3

О себе

РЕКВИЗИТЫ:
В любом отделении БАНКА МОСКВЫ, без %
Пополнение карточного счета Visa Electron карточка № 4652 0809 9914 9540 (зарплатная)
Получатель: Филиппова Карина Михайловна
С СОБОЙ ОБЯЗАТЕЛЬНО ИМЕТЬ ПАСПОРТ И ПРОХОДИТЬ ПРЯМО В КАССУ
Это в случае, если Вы лично приходите в отделение банка и кладете денюжку, тогда вышеперечисленного достаточно.
После пополнения сразу писать на почту кто и за что сдал.

Если банковский перевод - то:
Получатель Филиппова Карина Михайловна
Общий банковский счет: 30232810700002000004
Счет получателя: 47422810600002000004
Банк получателя: ОАО "Банк Москвы", г. Москва, БИК 044525219, к/с 30101810500000000219
ИНН Банка Москвы 7702000406
КПП 997950001
Карта Visa Electron № 4652080999149540

Тоже сразу же отписываемся кто за что и сколько сдал


"Я раньше думала, что главное в погоне за судьбой
Малярно-ювелирная работа над собой.
Над вредными задатками, которые даны, над всеми недостатками, которые видны.
Железными заплатками, могучею стеной должны стоять достоинства, воспитанные мной.
Когда-то я так думала по молодости лет,
Казалось - это главное. А оказалось - НЕТ.
Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное - чтоб кто-нибудт вот ТАК тебя любил.
Со всеми недостатами, слезами и припадками, и склонностью ко лжи,
Считая их глубинами, считая их загадками,
Немыслимыми тайнами твоей большой души!"



Мои первые роды (МОНИАГ, март 1997 года)

Как ни странно всё, что им предшествовало и то, что было после помню очень хорошо. Сам процесс, происходящий в больнице всё-таки смазан от всяческих лекарств, вливаемых по вене, мне так кажется. Но постараюсь по возможности восстановить, поскольку, если не четкие воспоминания, то ощущения во мне живы и по сей день J
ПДР ставили 9 марта, а 8 марта мы бурно отмечали с песнями и с плясками, но 9 ничего не началось, что скажу честно, меня не очень и расстроило. Началось 10-го. С утра стал потягивать живот, но никакой регулярности не наблюдалось, просто болел то сильнее, то слабее. Днем я пошла с папой погулять в парк, и разгуляла их окончательно, так что часам к 9-10 вечера уже валялась на диване с болью, как мне казалось ну очень сильной. Время от времени я звонила своему врачу, и по совместительству своей крестной и рассказывала, что со мной происходит. Где-то в 22-00 она сказала, что пора ехать в роддом, и мы поехали сначала за ней, а потом в роддом. К тому времени как меня стали принимать схватки были уже не шуточные, каждые минут 10 по-моему, а может и чаще – я просто не помню уже, но во время них я уже не могла ни разговаривать, ни думать о чем-то, а только вытягивала ноги, изгибалась дугой и мычала. В таком состоянии делать эту ненавистную клизьму было просто не то, что неприятно то был просто настоящий кошмар. Я и так то эту процедуру переношу с трудом, потом живот просто разрывается от боли, а уж на схватках это было просто нечто. После неё снять с унитаза меня долго не могли, я капризно сучила ножками и отбивалась. Потом всё как обычно – душ и на кресло. Где мне сразу же – не знаю почему прокололи пузырь. Как мне известно стало потом – это просто обычная практика в роддомах для ускорения процесса. Как жаль, что, хоть я и прочитала много литературы, но всё-таки была по большому счету не готова к родам и ничего этого не знала. Возможно мне удалось бы побороться за свой пузырь, ну или хотя бы обсудить ведение моих родов с крестной. Воды оказались зелеными, после этого меня отвели в палату, где уже лежало 4 девушки и подозрительно тихо себя вели. У одной был акушерский сон, остальные просто постанывали. А у меня минут через 10 после прокола пузыря такое началось!! Болью я это назвать не могу – это была ужасная, всепоглощающая боль, от которой не было никакого спасения, если учитывать то, что раскрытие было всего 2 см. А схватки такие, что по идее они уже должны были перейти в потуги, отдыха практически между ними не было. Ко мне регулярно подходили врачи, смотрели поворачивали, горестно вздыхали и уходили. Моя кровать стояла у стенки, это я помню очень отчетливо – голубой кафель. И посетила меня такая мысль, что если хорошенько треснуться об неё, то головушка моя треснет – будет очень больно, но зато потом наступит покой, а эту боль я вынести просто не могу. Я даже попробовала это сделать, но бдительные врачи держали меня крепко и грозились привязать, если я не возьму себя в руки. Мне было очень больно и страшно, потому что я чувствовала что что-то идет не так, а внятных объяснений никто не давал. Периодически к моему животу подключали датчик для измерения сердцебиения малыша, и пока всё было ничего, хотя врачам тоже не нравилось, что пульс периодически становился слишком медленным. Я знаю, что соседки по палате наверняка меня вспоминают до сих пор, но я кричала, я не просто кричала, я ОРАЛА!! Я вспомнила рассказ одной девчонки, с которой лежала , что она в первых родах стискивала зубы, чтобы не закричать и сломала себе передний зуб. Мне свои зубы было безумно жалко и я орала. Не потому, что не сдержана или мне было так легче, нет, просто боль была такой силы, что она таким образом изливалась из меня. Вела я себя плохо, просто отвратительно. Моя крестная всё время пошикивала на меня и говорила, что ей за меня стыдно перед её коллегами, что если б она знала, что я такая, то …. и далее разные разности, которые было ну очень приятно слушать в такой момент. А сама она очень переживала за меня, я видела. Обычно бесстрастный специалист, опытный врач теребила постоянно что-то в руках, ерзала, нервничала, и вообще сама была на себя похожа, хотя она и старалась держаться. Я до сих пор помню её наручные часы, на которые я смотрела и молилась, чтобы это всё поскорее закончилось. Потом мне поставили капельницу, так как процесс не шел - стало ещё хуже, хотя казалось, что хуже быть просто не может. Я больше наверное ещё никогда в жизни не испытывала такого отчаянья, которое охватило меня тогда. Я думала, что это не кончится никогда и боялась что кончится не как надо…. И просто было очень больно.
Потом мне сказали, что сделают обезболивание, я воспряла духом, но мне ну совсем не сделалось легче (насколько я могу сейчас вспомнить это был промедол), я просто стала какая-то вялая и сонливая, я бы даже сказала апатичная. Шейка раскрылась ещё на 1см, и конечно это была ерунда и конец был ещё не скоро. Всё чаще я стала слышать как произносится слово «кесарево» и «если». Тут меня прорвало и я стала кричать, что ни за что! Я кесарево не хочу! И лучше делайте мне трепанацию черепа сразу, но не кесарево. В тот момент это казалось мне самым страшным исходом, который только может быть. Врачи подивились такой упрямости и опять подсоединили датчик. Стало фигово с сердцебиением и тогда началось самое интересное. Это было просто что-то! Врачом, кроме крестной (которая была просто со мной, но не на дежурстве), был мужчина весом 100-150 кг, ну просто оооочень большой. Он постелили на пол простыночку, прилег на неё. А меня заставили-попросили-объяснили-направили присаживаться стоя над ним над его лицом. Не знаю – хорошо ли я объяснила? J Вобщем такие кадры можно увидеть в какой-нибудь порнухе наверняка. Так вот, я приседала над ним, а он своей ручищей вручную раскрывал мне шейку. До этого он пробовал это делать пока я была на кровати, но видимо эффекта не было и он решил сочетать это с естественным давлением. Больно было невероятно, плюс моё чувство юмора сыграло злую шутку. Мне было не стыдно, мне было очень смешно, особенно когда я взглядом натыкалась на изумленных рожающих соседок. Они были вроде как пассивные зрители, в то время как остальная бригада врачей были зрители активные: они приплясывали вокруг нас, делали комментарии, я чувствовала себя на ринге, и что ставят на меняJ А смеяться то не было просто никакой возможности – больно и все мышцы зажаты в кулак. Вобщем плюс ко всему я издавала какие-то хлюпающие звуки, означающие смех, а после орала от боли. Картинка была ещё та..
И вот так с шутками , прибаутками, все потихоньку отправлялись в родзал, а я никак не могла продвинуться в своих ощущениях к потугам, а моя шейка к окончательному раскрытию.
Дальше я помню не очень. Помню, что мне сказали, что не рожу через час – кесарево без звука. А я опять возмущалась. Помню как меня убеждали, рассказывая страшилки про то, что может случится. Но потом я всё-таки оказалась в родзале, в кресле, меня просили тужиться, а я хотела спать, и ничего не чувствовала: ни потуг, ни желания тужиться, я хотела спать и чтобы все оставили меня в покое. Мне давили на живот, меня разрезали, и Слава Господу – это произошло – мы родились!!!
Славного фиолетового цвета.
11 марта 1997 года в 6:30
Моя крестная, врач с большим опытом, кандидат наук, а ныне уже без 5 минут доктор стала ойкать и спрашивать у своих коллег – а чего это она такая? Она явно была не в себе в эти минуты. Ребетенка моего растерли, помыли, она запищала, мне положили её на грудь, а я очень боялась её уронить. Меня руки просто не слушались, а ноги тряслись. Мне казалось, что мне холодно, но видимо это просто было нервное.
Потом её унесли, а меня отправили зашивать. И тут я поняла, что я больше не хочу чувствовать боли – НИКАКОЙ! Моему мерзкому поведению уже никто не удивлялся, не удивились и тогда, когда я напрочь отказалась обезболиваться лидокаином, который как мертвому припарки. Грозилась уйти домой в таком разобранном виде, исстекающая кровьюJ И мне сделали укол в позвоночник. Я не спала, но и не чувствовала ничего. Всё прошло с обычными шутками прибаутками на тему, что сделают лучше, чем было, что муж тока спасибо скажет. А я помню лишь голубые-голубые глаза анестезиолога, к которому, как оказалось, я приставала во время штопанья ну совсем не по-детски. Боже – что я там говорила!! – он даже приходил посмотреть на меня потом в палату, так я его заинтриговала. Мне было так неловкааааааа….
Вот так прошли мои первые роды. Они имели последствия в моей второй беременности в некоторой степени, но об этом в отчете о моих вторых родах. Пока просто скажу, что это просто день и ночь, как будто рожали два разных человека с двумя разными организмами, с двумя разными менталитетами. Вкратце – я была не готова, ни к родам, ни к тому, что врачи – это хорошо, но контроль над ними - это жизненная необходимость. Ни к чему я не была готова. Мне казалось, что литературы достаточно, правда в ней не было того, о чем пишут сейчас, я думала, что все как-то рожают и я рожу. Я и родила. Как-то.
Врачи в том роддоме хорошие специалисты в том, что касается жизни и смерти. Умереть ни вам ни малышу они не дадут. А всё остальное для них как-то не очень важно. Ну например перед вторыми родами оказалось, что внутренние разрывы мне не зашили и просто чудо, что я доносила свою вторую беременность. Но ведь это что… Это так… «На ход не влияет». Но нам всё-таки удалось избежать кесарева, хотя если б я не оказывала столь бурного сопротивления – кто знает…..

Ну и пару слов о послеродовом. Наверное то, что меня так потрясло – относится скорее к бытовым условиям, чем ещё к чему-то: неудобные, жуткие кровати, один туалет и душ на весь этаж, еда несъедобная абсолютно (но нам всем приносили своё), хол-ка нет ни на этаже, ни в комнате, с родными не поговорить – сотовых тогда не было. Телефон-автомат на этаже, но не работает, а медсестра просто цербер и не даст с городского позвонить. Уборщица моет пол, не замечая движущихся по стенке и тряпкой водит тебе по ногам. Но это ладно, всего то надо подождать дней 5. Но педиатр и врач наблюдающий меня после родов меня поразили просто в самое сердце. Вторая однозначно и уверенно сказала мне посмотрев на мою грудь: «Молока у тебя нет и не будет», а педиатр – принес мне на следующий день ребенка запелёнутого в одеяло и с закрытыми глазами со словами «Мама, попрощайтесь с ребеночком». Причем это было сказано уже в полоборота – она собиралась уходить. Я – которой нельзя было ходить, и даже больно было лежать подорвалась с кровати в секунду – можно представить себе моё состояние, странно, что я вообще не хлопнулась в обморок. Оказывается – у моей дочки начался насморк и, чтобы она не заразила других детей её переводят в инфекционную больницу. Вот так вот вдруг, ни слова не сказав…да ещё с такими комментариями. Вобщем ещё неделю я провалялась в одном месте, а мой ребенок был на другом конце Москвы. А детская больница – это просто отдельная песня, куда я попала после выписки из роддома.

Счётчики

посещений посетителей
Всего c 11.03.2003:
17258
12054
За февраль:
82
64

Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2019, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", info@7ya.ru, http://www.7ya.ru/

Перепечатка сообщений из конференций запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих сообщений. Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Права авторов и издателя защищены.

22.02.2019 11:37:07

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!