Саблезубая Белка
(olgak)

https://club.7ya.ru/olgak/ ЧаВо по регистрации

Саблезубая Белка
Добавить в друзья

Инфо

  • Дата регистрации: 29.09.2000
  • ФИО: Ольга
  • День рождения: 31.1.1970
  • Пол: женский
  • Регион проживания: Греция, Athens
  • Образование: верхнее
  • Профессия: Прикладная математика и механика
  • URL: http://wm-exchange-athens.com

О себе

Приметы:
---------
Нервный прыгучий зверек, жадный до орехов и желудей. Глаза навыкате, лапки тощие, тем
перамент холерический. Говорить не умеет, зато визжит, кряхтит и жестикулирует.

цЫтаты и ссылки:
-----------------
...эта саблезубая белка - самый яркий женский образ в кинематографе за последние полгода...
...саблезубая белка мега гениальное творение блю скай студиоз ...
-----
Саблезубая белка из «Ледникового периода» обчистила карманы россиян!
ссылка: http://www.rosbalt.ru/2006/04/24/251598.html
-----
ЗАКОН ИСТИННОСТИ В ХАОСЕ.
Любое хаотические (броуновское) движение приводит к образованию осмысленных пар. Пары стремятся к склеиванию. Или, с течением процесса, в нем появляется осмысленность и порядок.
Хаос далеко (мириады и димиады световых лет), но мы знаем его закон. Значит мы оттуда, или были в нем".
-----
Сага о саблезубой белке
(теория эволюции в зеркале мифа)

Жанр полнометражного мультфильма помаленьку вырастает из детских пеленок. Среди обилия мультипликационной продукции айсбергом выпирает «Ледниковый пери-од» – произведение в некотором смысле революционное. И дело не в «ледниковой» теме и не в компьютерных технологиях, создающих отчетливый, но ненавязчивый эффект трех-мерного пространства. Этот фильм – редкий образец достойного содержания в достойной форме: яркий «экшн» здесь не самоцель, а эффектная форма подачи глубокого, далеко не мультяшного смысла. «Ледниковый период» сочетает голливудскую зрелищность, худо-жественную цельность и не по-американски элегантный юмор (чего стоят одни хахиньки на тему эволюции).
Но революционность фильма даже не в этом. Мы знаем достаточно много мульт-фильмов, где мир животных существует параллельно с миром людей. Но «Ледниковый период» – пожалуй, единственный пример инверсии этих двух миров, причем инверсии двойной. Во-первых, люди стоят на низшей ступени развития по сравнению с животными, и это выражается не только в неумении разговаривать. Сравните лаконичную, но по-человечески глубокую и выразительную мимику мамонта – и совершенно топорную фи-зиономию отца ребенка, которая скорее обозначает эмоции, но не выражает их. Во-вторых, люди не совсем «живые»! Звери на экране пушисты и осязаемы, а первое же по-явление кроманьонцев вызывает непреодолимую ассоциацию с героями компьютерных игр. Нарочито грубая фактура, схематичные движения – рука так и тянется к воображае-мому джойстику. Столь явное очеловечивание зверей и столь же откровенная виртуализа-ция людей не может быть случайной.
Впрочем, песня совсем не о том. Мое внимание привлек самый странный и, безус-ловно, самый колоритный персонаж мультфильма – «крысобел», как его назвали в одном анонсе. Практически не связанный с основной сюжетной линией, этот ледниковый джокер несет особенную смысловую нагрузку. Это не вполне очевидно, но попробуйте мысленно убрать все эпизоды с саблезубой белкой, и фильм безнадежно полиняет. Кто же он, этот загадочный персонаж? Пьеро, которому все дают оплеухи для увеселения публики, или нечто большее?
Начнем с биологической сущности этого зверька. В целом образы персонажей мультфильма представляют, скорее, плод фантазии авторов, нежели результаты палеонто-логических исследований. Но реальные ископаемые прототипы угадываются без труда: и мамонты, и саблезубые тигры, и гигантские ленивцы когда-то действительно разгуливали по просторам Северной Америки. А вот «крысобел» – химера чистейшей воды. Если его саблезубость рассматривать как средство для создания ледникового колорита и оставить клыки на совести авторов, то более всего зверь тянет на ныне здравствующую тупайю. Раньше тупайю относили к примитивным полуобезьянам, теперь отодвинули вниз по эво-люционной лестнице и считают, что животные такого типа существовали еще до расхож-дения приматов и насекомоядных (Ромер, Парсонс, 1992); в любом разе, примерно такого типа животина и являлась нашим с вами прямым предком. В контексте мультфильма саб-лезубую белку с людьми роднит ещё одна существенная черта: она тоже не умеет разгова-ривать. Правда, в оригинальной версии Крысобел издаёт восклицания типа «Fuck!..», но полноценной речью это назвать трудно. По крайней мере, с главными героями он мог изъ-ясняться лишь жестами.
Как мы уже говорили, Белка обладает самостоятельной сюжетной линией, которая развивается параллельно с основной. Эта сюжетная самостийность сразу обозначается «увертюрой» к мультфильму, которая с удовольствием смотрится как отдельный ролик. Движет ли любовь солнце и светила, это большой вопрос, а вот жадность – сила прямо-таки тектонического масштаба, разрушающая ледники и вызывающая извержение вулка-нов. Каковы особенности сюжетной линии Белки?
1. В ней нет никакого развития – ни внешнего, ни внутреннего. Вся деятельность зверька сводится к безуспешным попыткам сохранить и спрятать желудь.
2. Сюжетная линия, по-видимому, циклична: при сравнении пролога и эпилога мульт-фильма так и хочется сказать: «Найди пять отличий».
3. Она автономна и пересекается с линией главных героев лишь единожды – у входа в Ущелье Глетчеров. Попытка диалога оказалась неудачной и закончилась очередным ЧП, как, впрочем, любое появление Белки в сюжетном пространстве.
4. Такое впечатление, что Саблезубая Белка (и ее желудь) существует вне декартовой системы координат. Белка никогда не сопровождает главных героев, она вообще ни-куда не идет – и тем не менее их пути постоянно пересекаются. В первой сцене она, прилипшая к подошве какого-то «…завра», движется вместе с ним на юг – в следую-щей сцене дерется с ленивцем, который вместе с мамонтом шел на север… Всякий раз она словно выныривает из подпространства.
5. Несколько раз Белка упускает заветный плод, причём так, что найти его не представ-ляется возможным – и, тем не менее, в следующей же сцене жёлудь вновь оказывается в цепких лапах. Ни одного дуба в мультфильме нет, а значит, в белкином мире это единственный жёлудь, который к тому же в огне не горит и в воде не тонет, как и его незадачливый обладатель.
Все это наводит на одну простую мысль: в отличие от героев основного сюжета, Саблезубая Белка обитает в другом измерении – измерении мифа. В нем нет ни привычно-го нам четырехмерного пространства-времени, ни привычного нам понятия эволюции. За-то есть цикличность как форма существования вечности (ведь Крысобел явно бессмер-тен). В таком случае, что это за персонаж и какова его роль? Посмотрим на деятельность саблезубого зверька повнимательнее.
Казалось бы, все достаточно просто: зверь пытается запасти желудь на зиму. Но эта простая и безобидная операция почему-то оказывается камнем преткновения, причем не-преодолимым. Каждая отчаянная попытка Белки спрятать желудь заканчивается сокруши-тельным фиаско; такое впечатление, что все силы природы вкупе с фортуной ополчились на бедную Белку. Ее едва не раздавливает ледник, ее бьет молния… Зверька в буквальном смысле «земля не принимает», словно он сделан из антивещества или на нем лежит про-клятье, как на горьковском Ларре. Самое забавное, что при любом раскладе Крысобел не сможет употребить в пищу вожделенный желудь: мы ведь помним, что перед нами, скорее всего, насекомоядная тупайя, а для разгрызания желудя (тем паче кокоса) необходимы бе-личьи резцы. Получается, зверек «тщится втуне», т.е. трудится зря, что подчеркивается издевательским намеком на античного Сизифа – вспомните попытку втащить желудь на дерево. А вечная погоня Белки за вечно ускользающим желудем вызывает в памяти друго-го обитателя Аида – царя Тантала, мучимого голодом и безуспешно протягивающего руки за сладкими плодами.
Интересно, что почти каждое явление Белки – а всего их семь (!) – сопровождается каким-нибудь катаклизмом. Труд зверька, титанический и смехотворный одновременно, вызывает катастрофы геологического масштаба, явно не соизмеримые с усилием, прикла-дываемым к треклятому желудю. Напомним сюжетную линию саблезубой Белки:
Выход 1. Пролог. Попытка закопать желудь в снег. Сход ледника. Белка едва не раз-давлена, затем едва не растоптана мигрирующими животными.
Выход 2. Попытка спрятать желудь в обломанном дереве. Удар молнии.
Выход 3. Драка с ленивцем из-за желудя.
Выход 4. Сцена у входа в Ущелье Глетчеров. Единственная и неудачная попытка контакта с главными героями. Снежный обвал.
Выход 5. Рискованный «слалом» в ущелье. Желудь вмерзает в лед.
Выход 6. Попытка оттаять желудь. Желудь взрывается (для кого как, а для Белки вселенский катаклизм).
Выход 7. Эпилог. 20 000 лет спустя. Попытка закопать кокос в песок. Извержение вулкана.
Характерно, что ровно посередине этого списка появилась (и пропала) единственная возможность пересечения двух сюжетных линий. Обычно появление мифического персо-нажа на пути главного героя – знак свыше, круто меняющий ход событий; так бы оно и случилось, если бы Крысобела поняли. Но даже в этом качестве Белка терпит неудачу; она скорее помеха судьбе, чем перст судьбы. Главные герои должны пройти через Ущелье, и единственное усилие Белки, направленное не на жёлудь, пропадает зря.
В Ущелье Глетчеров Мать-Земля «нейтрализует» Белку, вморозив в лед – точно так же, как она нейтрализовала промежуточных эволюционных химер и инопланетную ле-тающую тарелку. В том, что Земля действует как самостоятельная мифологическая сущ-ность, сомневаться трудно: всякое перемещение в пространстве несет совершенно кон-кретную семантическую нагрузку. Правда, в отличие от русских дорог с традиционным тройным распутьем («Направо пойдешь – сам пропадешь…» и т. д.), линия судьбы персо-нажей лежит на оси «север-юг». А выбор происходит, соответственно, между «вперед» и «назад». Мать-Земля постоянно задает мудреные задачи мамонту и его спутникам, и лю-бое принятие решения – это выбор вектора движения. Можно отследить и сопоставить все эти вектора, но топография мифологического пространства – тема отдельного эссе…
Здесь мы только отметим особую роль Ущелья Глетчеров: это явный аналог мифи-ческого Подземного царства, где «вход рубль, а выход два». Если все предыдущие ходы героев можно было отыграть назад, то обрушившийся вход в Ущелье перекрывает пути к отступлению – отсюда можно двигаться только вперед, навстречу испытаниям. А где удачно пройденное испытание – там и награда: мамонт, тигр и ленивец за мужество и са-моотверженную заботу о малыше благополучно покидают ущелье, миновав множество смертельных опасностей. А вот Белка… Подземное царство всегда предлагало героям традиционный тест на жадность (особенно ярко этот сюжет обыгран в горняцком фольк-лоре, вспомним хотя бы бажовские сказы). Правда, в этом фильме «богатство» у Белки прихвачено с собой, но сущности испытания это не меняет. В сказках жадин ждет неиз-менный «облом»: груда сокровищ на глазах превращается в пыль, воду, пустую породу и пр. Авторы фильма предлагают чисто американскую пародию на классический сюжет, ос-тавив Белку с поп-корном в лапах (а жёлудь вновь материализуется, аки феникс из пепла, но – увы – опять недоступен). Из ущелья, как мы знаем, Белке выхода уже нет.
Соберем воедино ассоциации, навеянные Саблезубой Белкой, и попытаемся опреде-лить ее мифологическую сущность. Выходит, что симпатяга Крысобел – существо хтони-ческое, да ещё и проклятое. Его нелепый облик вызывает в моей памяти один персонаж средневекового бестиария: несчастный Formicaleo, муравьелев, который не может ловить зверей, потому что не вполне лев, и не может питаться гусеницами, потому что не вполне муравей; в итоге бедная химера умирает с голоду. И в финале мультфильма Крысобел ос-таётся там, откуда вышел – в подземном царстве.
Эпилог фильма не менее интересен и еще более многозначен, чем его пролог. Если учесть, что время мифа циклично, то оттаивание Белки (почти что выпускание джинна из бутылки!) – не что иное, как начало новой фазы. Последняя сцена практически идентична первой; правда, на этот раз нас ожидает не глобальное похолодание, а глобальное потеп-ление с традиционным вселенским потопом. А это значит, что вместе с Белкой оттают твари из Ущелья Глетчеров, освободится из ледяного плена летающая тарелка – и на зем-ле появятся существа куда менее симпатичные, чем Мэнни или Диего. Существа, не про-шедшие испытаний Подземного царства. Существа, до поры удерживаемые в Преиспод-ней.
…В последнее время на Земле наблюдается активное таяние ледников.

Лариса Прудникова
Екатеринбург, январь 2004

Литература

Гленсдорф П., Пригожин И.Р. Термодинамическая теория структуры, устойчивости и флуктуаций.
Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 1986. Те же. Время, хаос,квант. - М., 1994.
Трубецков Д.И. Введение в синергетику. Хаос и структуры.
Арнольд В.И. Теория катастроф.
Галимов Э.М. Феномен жизни. Между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции (УРСС, Москва, 2001)
Шредер М. Фракталы, хаос, степенные законы (Миниатюры из бесконечного Рая). (R and C Dynamics, Москва-Ижевск, 2001)
В. Эбелинг, А. Энгель, Р. Файстель. Физика процессов эволюции /УРСС, Москва, 2001


Счётчики

посещений посетителей
Всего c 01.01.2002:
7462
5836
За май:
6
6

Лауреат Премии Рунета 2005Лауреат Национальной Интернет Премии 2002Победитель конкурса «Золотой сайт'2001»

© 2000-2019, 7я.ру.

SIA "ALP-Media", info@7ya.ru, http://www.7ya.ru/

Перепечатка сообщений из конференций запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих сообщений. Перепечатка материалов из прочих разделов сайта запрещена без письменного согласия компании SIA "ALP-Media" и авторов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Права авторов и издателя защищены.

25.05.2019 18:04:00

7я.ру - информационный проект по семейным вопросам: беременность и роды, воспитание детей, образование и карьера, домоводство, отдых, красота и здоровье, семейные отношения. На сайте работают тематические конференции, блоги, ведутся рейтинги детских садов и школ, ежедневно публикуются статьи и проводятся конкурсы.

18+
Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!